Конец фунта как ведущей резервной валюты пришелся на середину 20 века. Концом фунта как резервной валюты может стать Brexit. https://telegra.ph/Brexit-grozit-funtu-utratoj-statusa-rezervnoj-valyuty-04-29

Эпичное, конечно, исследование выпустило агентство Fitch, акцентировав внимание на влиянии перехода российских банков на МСФО 9 на капитал отдельных кредитных организаций. Принципы МСФО 9 начали применяться с начала 2019 г., так что потеря почти 1 трлн рублей совокупного капитала – это пока результаты за январь-февраль. Таким образом, всего лишь более строгие правила по отражению просроченной задолженности (включение в отчетность данных по просроченным процентам по проблемным кредитам) и справедливая оценка активов стоила 10% совокупного капитала банков и около 90% их прибыли за прошлой год. Среди наиболее пострадавших банков знакомые все лица. Но если падение капитала того же «Россельхозбанка» на 57% (178 млрд рублей) не особо удивляет, то в денежном выражении самые большие потери капитала среди крупных банков у ВТБ – сразу минус 300 млрд рублей, а это 17% капитала на конец 2018 г. Качество активов российских банков, как оказалось, намного хуже того, чем они привыкли показывать. Поэтому представители РСХБ привычно пытаются оправдаться какими-то отвлеченными фразами, а в ВТБ просто молчат. Также отличился банк «Россия», капитал которого упал на 13 млрд руб. (25%), «Русский стандарт» - 13 млрд руб. (27%), «Восточный» - 11 млрд руб. (31%). В «Трасте» вообще отрицательный капитал вырос почти в два раза, увеличившись на 439 млрд рублей, но с этой выгребной ямой и так все понятно. Очевидно, что с тем же ВТБ и РСХБ ничего не будет, оно не тонет, да и ЦБ не спешит менять расчет нормативов достаточности капитала, чтобы не обрушить всю банковскую систему страны. Просто это очередной показатель слабой работы как регулятора, так и самих банков. А потом мы удивляемся внезапным дырам в балансах, так как банки весьма творчески подходят к отражению своих проблем в балансе. Впереди еще маячит переход на Базэль III, который ЦБ отложил ради ВТБ и Газпромбанка, а Костин все еще предлагает невероятные схемы в рамках этого перехода, пытаясь сэкономить капитал. Так и живем: по нынешним временам очень хорошо быть большим госбанкиром – можно и на костях бывших коллег пировать и прогибать регулятора под свои хотелки. https://www.fitchratings.com/site/pr/10073016

Тучи сгущаются над «Форт-Ноксом»: мир вывозит золото из США https://telegra.ph/Tuchi-sgushchayutsya-nad-Fort-Noksom-mir-vyvozit-zoloto-iz-SSHA-04-28

Ручир Шарма - глава отдела развивающихся рынков Morgan Stanley, управляющий активами на $25 млрд. Он не только успешный инвестор, но и писатель - сейчас он постоянный автор The Wall Street Journal, а также автор нескольких книг. В книге «Новое открытие Запада» Ручир Шарма много пишет о том, почему он и многие другие инвесторы не верят в восхождение Китая. Вот несколько его аргументов: «Я лично убежден, что связка «Китай-сырье» разрушится в ближайшее время. Китай пожирал сырьевые товары с аппетитом, явно не соответствующим размеру своей экономики, и результаты его инвестиций поистине поражают. Достаточно вспомнить поезда на магнитной подушке, полупустыми летающие в тумане из Шанхая в аэропорт и обратно, или широкие магистрали, соединяющие сегодня все крупные города страны. С 1990-х годов доля Китая в мировом спросе буквально на все виды сырья выросла со скромной однозначной цифры до 40, 50, 60% – невзирая на то что доля этого государства в общемировом производстве составляет всего 10%. Бизнес-стратег Анил Гупта и научный консультант Хэйьян Ван отмечают, что, несмотря весь ажиотаж вокруг достижений Китая в области инноваций с его миллиардами, идущими на научные исследования, самой большой в мире рабочей силой этого профиля и всплеском числа патентных заявок, реальная ситуация тут намного менее радужная, чем представляется на первый взгляд. Дело в том, что львиная доля квалифицированной рабочей силы готовится к профессиональной деятельности по традиционному национальному методу зубрежки, а большинство патентов, подаваемых в патентные бюро Китая, предлагают лишь незначительные изменения в уже существующие конструкции, а то и вообще представляют собой лишь попытку воспользоваться иностранной идеей в системе, не признающей зарубежные патенты. Гупта и Ван указывают на то, что сегодня существует общепринятый критерий, то есть число новых идей, принятых и зарегистрированных всеми тремя главными патентными ведомствами мира: США, Европы и Японии. Так вот, на каждые тридцать зарегистрированных идей, поступивших от изобретателей США, Европы и Японии, этот тройной отсев проходит только одна китайская. Другим важным следствием резкого снижения цен на сырьевые товары станет мощный попутный ветер для пребывающих сегодня «в осаде» западных экономик, которые очень много тратят на импорт нефти и прочего сырья. К тому же можно ожидать больших потоков капитала в продуктивные части мировой экономики. Не удивлюсь, если уже в текущем десятилетии объектом всеобщей одержимости вновь станут американские высокие технологии, зеркально отобразив ситуацию XIX века, когда за три десятилетия США пережили целых два железнодорожных бума. Несмотря на подъем формирующихся рынков, США по-прежнему остаются родиной большинства наилучших компьютерных приложений. В 1980-х и 1990-х Штаты резко сократили объем инвестиций в дороги и здания – именно тех инвестиций, взлет которых тогда начался в Китае – и взяли на себя новую роль первейшей в мире экономики, основанной на научных знаниях и инновациях. Сегодняшнее плачевное состояние американских дорог привело к громкому национальному скандалу, и мало кто вспоминает о светлой стороне этой медали: в период между 1980 и 2000 годом расходы на программное обеспечение и оборудование выросли более чем в два раза, инициировав бум продуктивности, который стал главным фактором быстрого восстановления американской экономики в 1990-х годах».

Люди с низкими доходами обречены Люди с низкими доходами обречены. Им никогда не стать богатыми и никогда не обеспечить себе безбедную старость. Как бы нас ни убеждали в обратном чиновники и маркетологи финансовых компаний. И какие бы пенсионные реформы ни затевали. Стратегия «копить понемногу» в нашей стране не работает, и стать состоятельным человеком (не нарушая, конечно, закон), скорее, можно, удачно заработав на собственном бизнесе или поймав за хвост удачу. Вроде наследства от неожиданно умершего миллионера-родственника в штате Омаха или выигрыша в интернет-казино. Проблема не в том, что деньги некуда вложить. Скорее, есть куда. На рынке акций, допустим, при должном старании можно получить двузначную доходность, а простая покупка ОФЗ на инвестиционный счет точно принесет доходность выше вклада. Неплохой доход, если верить нашим управляющим, выдают и ПИФы. В прошлом году некоторые из них заработали по 30—35% годовых. Но есть одна «заковыка»: с любой из этих операций, купили вы или, напротив, продали пай, взимается комиссия. Нехилый такой сбор, который в сумме может достигать 5% от вложенных средств (с учетом покупки/продажи, комиссии за управление и проч.), и платить его особенно обидно, если еще ваш фонд показывает не очень высокий доход. Брокеры взимают с клиентов намного меньше — доли процента, но обычно это фиксированная сумма — порядка 50—150 рублей с учетом депозитария. У НПФ, где нам предлагают копить на пенсию, свои расходы, и оплачивать их также приходится клиентам. И вот, допустим, решил Иван Пупкин стать инвестором. Завел брокерский счет и положил туда 2 000 рублей. Купил ОФЗ под 8% годовых, а ему — бац — комиссия за сделки! Еще ничего не заработал, а уже минус 150 рублей от суммы. Согласитесь, что покупать бумаги на таких условиях, если у вас в кармане всего 1—2 тысячи, не стоит. И тем более не стоит, если это единственная заначка. Вдруг срочно понадобятся деньги (скажем, на лечение), а тут — раз! — рынок упал, и все, что было на счете, теперь придется продать с убытком. Получается, вложил рубль, а забрал копейку. Зато помог заработать брокеру. И вот по этой причине 99% наших граждан предпочитают всем заманухам вроде ИИС или грядущего ИПК простой и надежный депозит. Если не заработаешь, так хоть свое вернешь. Но вот только вклады еще никого из моих знакомых и друзей богатыми не сделали. Ну положил ты свои 100 тысяч рублей в банк, а через год забрал 107 тысяч. Чувствуешь себя Ротшильдом? Нет? Вот то-то и оно! А все потому, что большие деньги приходят только к большим деньгам. И если у вас нет хорошей финансовой подушки (считай, накоплений), то и не стоит мечтать о том, чтобы прирастить капитал. Если вы способны отчислять от зарплаты ежемесячно по 1—2 тысячи, то скопите заначку на черный день. Лучше всего потом на эти деньги что-то купить полезное и приятное. Например, порадовать жену обновкой. Или зубы полечить. Иначе все равно сожрет ваши денежки очередная девальвация с инфляцией...