Уважаемая аудитория В связи с потерей Создателя чата Чат переезжает на новое место К сожалению Это НЕ ШУТКА Выпиливаемся из старого и присоединяемся к новому https://t.me/Phoenix_Trade

Уважаемая аудитория В связи с потерей Создателя чата Чат переезжает на новое место К сожалению Это НЕ ШУТКА Выпиливаемся из старого и присоединяемся к новому https://t.me/joinchat/CdVvgEjSLME88kdCAGSLAg

https://www.svoboda.org/a/29315505.html Досрочные выборы без стрельбы? Да, это бывает. В чем-то похожей даже на нашу стране.

Китай и Япония претендуют на суверенитет над островами Дяоюйдао в Восточно-Китайском море. Китай и Вьетнам претендуют на суверенитет над островами Спратли и Парасельскими островами в Южно-Китайском море. Каждая страна предложила несколько примирительных жестов, но их действия в целом воспринимаются как провокационные. Недавно Китай создал целый новый город Саньша для администрирования Парасельских островов и островов Спратли, а также окружающих вод. Ханой в свою очередь принял закон, в соответствии с которым иностранные суда, которые пересекают спорные воды, обязаны уведомлять вьетнамские власти. Чтобы утвердить свой суверенитет над островами Дяоюйдао, японское правительство рассматривает возможность покупки их у частного владельца. Рассматривая ситуацию через призму теории игр, каждая страна может проводить провокационную или примирительную политику. Предположим, что каждая страна действует рационально, максимизирует свои интересы и имеет полную информацию о пользе/вреде для себя и для другой страны в случае принятия конкретного решения. Однако, польза/вред для каждой страны зависит от политики, принятой обеими странами. Предположим, что если Китай будет вести себя провокационно (настаивать на своем суверенитете над островами), а Вьетман перестанет претендовать на острова с некоторыми оговорками и условиями (подразумевается определенная выгода взамен) то Китай условно получит 3 очка, а Вьетнам — одно, и наоборот. В случае, если оба государства выберут непримиримую политику [Настаивать; Наставать] или же упустят острова [Отказаться, Отказаться] в пользу другого игрока (например, Тайваня), они рискуют и вовсе потерять возможность какой-либо выгоды и в итоге останутся с нулевым выигрышем. Итак, каждая сторона конфликта, настаивая, может выиграть 3 очка, в то время как отказываясь — одно очко. Каждый участник игры, несомненно, будет стараться максимизировать свой выигрыш, проводя настойчивую политику, несмотря на стратегию противника. Игра приводит к равновесию Нэша: ни одна страна не будет склонна менять свою позицию, потому что такой шаг приведет к ухудшению ее потенциальной пользы. Такова ситуация, которую мы видим до сих пор, и все участники конфликта в Южно-Китайском море занимают провокационную позицию. Но является ли это удовлетворительным равновесием? Нет, поскольку совокупная польза примирения больше пользы провокации. Фактически, в данном случае конфликт сопровождается нулевой пользой. Провокационная политика требует военной подготовки и финансирования и часто нарушает транспортные и торговые связи (вредит экономике). Тогда почему политика провокации, которая приводит к неудовлетворительным результатам для обеих стран, становится равновесием? Если бы обе страны достигли примирительных позиций, они не были бы склонны к их изменению, поскольку это привело бы к ухудшению их положения. Они достигли бы другого равновесного решения Нэша, которое бы приносило им пользу. Проблема в том, что эта простая модель не позволяет проводить координацию и консультации между странами (часто так происходит и реальности). Вместо того, чтобы договариваться каждая страна действует независимо, как если бы она заперлась в отдельной комнате, рассматривая свою собственную позицию как ответ на то, что может сделать другая страна. Если бы они уселись вместе, чтобы рассмотреть последствия каждой политики, то обе были бы рационально выбрали примирение, что принесло бы самую высокую выгоду обоим. Очевидный вывод состоит в том, что в отсутствие консультаций страны могут выбирать политику, которая создает меньше преимуществ для всех. С другой стороны, сотрудничество приведет к более высоким преимуществам для всех - здравому смыслу, который плохо распространяется в пылу националистического рвения. Эта очень простая игровая теория не учитывает всех сложностей во взаимодействии между странами. Преимущества не сводятся к одному числу, политика не основана на одном действии, действие не является статичным, а эволюционирует со временем, а национальные лидеры не обязательно действуют рационально. Том Ям, South China Morning Post, 2012.